Home » Разное » Крематорий, пивной завод

Крематорий, пивной завод

Крематорий, пивной завод, бассейн, вытрезвитель и не только: во что превращали храмы в советское время

В советском союзе преследовались любые проявления веры во что-то иное, чем скорое наступление коммунизма. Жертвами этой политики становились люди и неодушевленные носители религиозной материальной культуры храмы, воспринимавшиеся не как памятники архитектуры, зачастую образцы лучшего наследия цивилизации, но как символы старого мира, мира угнетения физического и психологического. Тысячи церквей, костелов, кирх, синагог, мечетей, дацанов были снесены, но многие храмы просто закрывались и приспосабливались под новые функции, порой самые экзотические. Иногда у пришедших к власти людей с горящим беспощадным взглядом хватало ума понять, что капитальные здания необязательно стирать с лица земли, что их можно перестроить, отняв у них прежнюю функцию. Таким образом, многие выдающиеся архитектурные шедевры прошлого сохранились для потомков, пусть и в изуродованном виде.

Опиум для народа
На самом деле Маркс писал о религии как об опиуме народа без предлога для и несколько в ином смысле, имея в виду медицинское значение опиума, тогда это был практически единственный анастетик, но большевиков не всегда волновали смыслы Маркса, они воообще все трактовали так, как им было выгодно, даже собственных классиков. Религиозные организации любого толка были записаны в реакционные, служащие духовному гнету, эксплуатации бесправного населения, одурманиванию рабочего класса. Это означало лишь одно: с религией надо было последовательно бороться, настойчиво искоренять ее, в том числе через постепенное лишение церковников имущества сначала ценностей, а затем и центров влияния на умы, в качестве которых воспринимались храмы.

Иногда не имеющие средств и умения для нового строительства власти все же ограничивались трансформацией храмов под иные функции, с их точки зрения, более подходящие делу строительства нового мира. Некоторые храмы переделывались в культурные учреждения, где должна была проходить перековка пролетариата в соответствии с атеистическими трендами. Рабочие клубы, кинотеатры, другие учреждения культпросвета зачастую становились лучшим способом сохранить архитектурный памятник до лучших времен. В минской Хоральной синагоге заработал кинотеатр Культура (сейчас перестроенное здание занято театром имени Горького), лютеранскую кирху отдали под кинотеатр Детский (снесен в ходе послевоенного устройства современного проспекта Независимости).

В ныне старейшем минском здании Петропавловской церкви на Немиге до войны хранили селедку, а после нее устроили архив. Та же судьба постигла церковь Марии Магдалины на Сторожевке. Архив же разместился (и до сих пор находится там) в костеле Святого Иосифа рядом с площадью Свободы. Иезуитский (нынешний архикафедральный) костел на той же площади приспособили сначала под гараж, а после войны под спортивный клуб. В костеле Святого Роха на Золотой Горке было книгохранилище, а затем камерный зал Белгосфилармонии. В Красном костеле все же начали показывать кино, но он хотя бы остался украшением белорусской столицы.
Иезуитский костел был перестроен в спортивный клуб. Костела Святого Иосифа в Минске переделан в архив. Красный костел в Дом кино. Иезуитский костел – в спортивный клуб;

Но были и более экзотические варианты приспособления храмов. В церкви Святого Николая в Сочи, располагавшейся рядом с парком Ривьера, устроили пивоваренный завод, который в годы войны и вовсе производил бутылки с зажигательной смесью. В самарской Хоральной синагоге, своим неомавританским видом напоминавшей свой минский аналог, принялись печь хлеб. Ленинградская Алексеевская церковь на Петроградской стороне стала цехом завода Измеритель и была полностью перестроена, сохранив такой свой вид до сих пор.

Алексеевская церковь в Санкт-Петербурге, ныне заводской цех
Николаевская церковь Красный звон в Москве после войны и вовсе стала частью комплекса зданий ЦК КПСС. Сюрреалистичность произошедшего несколько скрашивал тот факт, что внутри разместили электростанцию, а не какое-нибудь ответственное идеологическое учреждение.

В Москве из-за огромного количества храмов наблюдалось и самое большое разнообразие в выбранных для них новых функциях. Из 848 имевшихся до революции объектов культа всех конфессий к 1987 году работал лишь 51, а разрушены были 426. Закрытыми для верующих, но продолжавшими существовать были 372 объекта. Ценнейшие из них стали музеями, выставочными залами, фондохранилищами библиотек и художественных галерей. Рядовые использовались под что угодно, зачастую полностью теряя свой первоначальный облик.

Храм Николая Чудотворца в Новой Слободе получил монументальную пятиэтажную пристройку в духе сталинского освоения классического наследия, ставшую после войны киностудией Союзмультфильм. Именно здесь создавались любимые несколькими поколениями детей мультики.

Крайне необычная судьба ждала церковь Серафима Саровского. Это здание, расположенное на территории Донского кладбища, в 1920-е годы не только приспособили под крематорий, но и перестроили в модном на то время конструктивистском духе. Новая эпоха требовала новой архитектуры и новых способов захоронения своих адептов.

В храме Димитрия Чудотворца в московском районе Хамовники, находившемся рядом с больницей, не нашли ничего лучшего, как разместить лабораторию по пересадке органов, не меняя, правда, для этого внешний облик здания. В англиканской церкви Святого Андрея оказалась прекрасная акустика она стала студией грамзаписи фирмы Мелодия. Диафильмы, посмотреть которые было за счастье любому советскому школьнику, делали в бывшем лютеранском соборе Святых Петра и Павла. В Знаменском храме Новоспасского монастыря приводили в порядок алкоголиков он стал вытрезвителем.

Петропавловский костел в Милютинском переулке до неузнаваемости перестроили под институт Гипроуглемаш. Бывшему кафедральному костелу на Малой Грузинской улице повезло больше: он во многом сохранил свой оригинальный вид, но из-за размеров в него получилось впихнуть сначала общежитие, а потом НИИ Мосспецпромпроект, даже завод по разливу вина и склад овощной базы.
В лютеранской Петропавловской кирхе Ленинграда умудрились устроить даже настоящий бассейн с вышками для прыжков в воду прямо под готическими сводами.

Естественно, в процессе подобной эксплуатации не предназначенных для таких функций зданий некоторые из них приходили в аварийное состояние и разрушались, однако большинство закрытых таким образом храмов все же удалось спасти. Практически все из них после 1988 года, когда празднование 1000-летия крещения Руси изменило отношения церкви (не только православной) и государства, постепенно вернули прежним собственникам, занявшимся восстановлением их оригинального облика. Есть и отдельные примеры навсегда изменившейся судьбы зданий. Немецкую реформатскую кирху на набережной Мойки в 1939 году перестроили в Дом культуры работников связи. К сожалению, сейчас это здание заброшено.

В Советском Союзе снос и закрытие храмов были частью государственной политики по искоренению конкурента на религиозном рынке. В коммунистической идеологии также были свои боги, святые, рай и ад, в которые требовалось верить, иконы, статуи, которым следовало поклоняться. Традиционные религии, впрочем, оказались более живучими в исторической перспективе.

2 thoughts on “Крематорий, пивной завод

  1. Денис Есин says:

    Жуть конечно…

  2. Мария Александрова says:

    БОЛЬ….!!!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Name *
Email *
Website